Революция электромобилей (EV): часть 5 — Электромобили, окружающая среда и будущее нефти

Эта статья является 5-й частью анализа серии из 11 частей «Tesla, Илон Маск и революция электромобилей (EV)».
Предыдущие части: часть 1, часть 2, часть 3, часть 4.


Если завтра все в США переключатся на электромобили EV, мы мгновенно сократим выбросы CO2 в нашей стране более чем на треть


Моя жена любит водить Tesla Model 3, не по своим личным причинам — потому что нравится (это быстро и подобно iPad на колесах), а потому, что она чувствует, что помогает окружающей среде. Права ли она?


В отличие от автомобиля с ДВС, который использует топливо, хранящееся в бензобаке, сжигает его в двигателе и таким образом создает кинетическую энергию, Тесла берет электричество, хранящееся в батарейном блоке, и преобразует ее непосредственно в кинетическую энергию. Это очень экологически чистый и безшумный процесс. Однако электричество, которое волшебным образом появляется в наших электрических розетках, не является даром Тора, бога грома; оно было где-то сгенерировано и передано нам.


Когда я это пишу, меня слегка беспокоит то, как политизирована тема, которую я собираюсь обсудить. Я не собираюсь обсуждать здесь глобальное потепление, но давайте хотя бы согласимся, что избыток углекислого газа (CO2) и окиси углерода (угарного газа CO) вреден для нас с вами и для окружающей среды. Если вы не согласны со мной, заведите автомобиль с ДВС в своем гараже, опустите окна и посидите там минут двадцать. На самом деле, пожалуйста, не делайте этого — потому что это для вас смертельно.


Поэтому, давайте согласимся, что миллиард автомобилей, выбрасывающих угарный газ CO и углекислый газ CO2 – это плохо, и, если мы сократим выбросы угарного газа CO и углекислого газа CO2, это благоприятно для качества воздуха. Примерно две трети электроэнергии, производимой в США, получают из ископаемого топлива. Хорошей новостью является то, что только половина электроэнергии производится из угля; другая половина генерируется из природного газа, который выбрасывает вдвое меньше CO2, чем уголь (хотя у природного газа есть свои побочные эффекты – это утечка метана). Еще 20% энергии США вырабатывается из ядерной энергии, от которой выбросы углерода нулевые. Остальные 17% генерируются из “зеленых” источников, таких как гидроэнергетика (7%), ветер (6,6%) и солнечная энергия (1,7%).


Поэтому, если завтра в США все пересядут на электрокары (EV), и наша электрическая сеть сможет с этим справиться, мы мгновенно сократим выбросы углекислого газа CO2 в нашей стране более чем на треть – и это отлично.


Помимо всех вышеперечисленных причин (включая разгон от 0 до 100 км/час за 4,4 секунды), причина, по которой я большой поклонник электромобиля, заключается в том, что он дает нам выбор. Бензиновые автомобили для работы используют либо нефть, либо нефть. Электромобили открывают двери для альтернативных источников энергии. Эта гибкость означает, что нефть может перестать быть товаром, который диктует нашу геополитику, и это может означать, что в мире будет меньше войн.


Существуют альтернативы ископаемым видам топлива, которые оказывают гораздо меньшее воздействие на окружающую среду.


Атомные электростанции мало влияют на окружающую среду – они выбрасывают пар. Но в мире были Чернобыль, Three Mile Island и Фукусима. Неизвестно, сколько в этих катастрофах погибло людей, потому что оценки числа погибших варьируются от нескольких десятков, которые умерли от прямого воздействия до тысяч, которые умерли от рака, вызванного радиацией.


Если бы в мире преобладали более расчетливые умы, то существовало бы уже не четвертое поколение ядерных реакторов, а четырехсотое. Ядерная энергия должна быть нашим основным источником энергии: она дешева; она производит очень мало выбросов углекислого газа CO2; она обеспечивает стабильную, предсказуемую производительность; и последние версии реакторов безопасны (они охлаждают себя, если есть потеря мощности). Однако в процессе инвестирования я понял, что не имеет значения то, что, по моему мнению, должно произойти, важно только то, что на самом деле произойдет. Вот хорошие новости: ожидается, что в ближайшие 20 лет производство ядерной энергии увеличится почти на 50%, и 90% прироста будет приходиться на две самые густонаселенные страны – Китай и Индию.


После аварии на АЭС Фукусима, Германия решила, что хочет отказаться от ядерной энергетики к 2022 году (по иронии судьбы, Япония возвращается к ядерной энергетике), и производство зеленой (ветро-, гидро -, солнечной и биомассы) энергии в Германии увеличилось с примерно 20% в 2011 году до 44% в 2018 году. Цена на электроэнергию для домашних хозяйств в Германии за этот период выросла на 24%. Немцы платят почти в три раза больше за электричество, чем американцы, в то время как их выбросы углекислого газа CO2 не изменились.


Это произошло по двум причинам. Во-первых, ядерные станции, которые выбрасывали мало углекислого газа CO2 заменили на ветряные турбины и солнечные станции; во-вторых, мать-природа непредсказуема даже в Германии. В пасмурный день солнечная мощность падает, и, если не дует ветер, ветряные турбины не вращаются, и включаются «пиковые» угольные или газовые электростанции, чтобы заполнить недостаток энергии. Пиковые электростанции — это более мелкие, обычно менее эффективные электростанции, которые производят больше выбросов углекислого газа CO2 на киловатт час, чем более крупные электростанции.


Несмотря на общий скачок стоимости электроэнергии в Германии, цены на электроэнергию в Германии стали отрицательными (да, отрицательными) более чем в 100 случаях в 2017 году; клиентам платили за использование электроэнергии. Было ветрено и солнечно, поэтому возобновляемые источники энергии производили много энергии, но на нее не было спроса, поэтому было дешевле платить потребителям за использование энергии, чем отключать ветряные турбины и солнечные батареи от сети.


Десять или 15 лет назад считалось, что решение наших энергетических проблем будет заключаться в снижении цены на солнечную энергию. Она снизился на 50% до 80% за последнее десятилетие, и эта тенденция, вероятно, будет продолжаться. Проблема в том, что, когда нам в наших домах требуется электричество, мы ожидаем, что оно будет доступно мгновенно, даже в пасмурные дни.


Вместо пиковых станций нам нужны пиковые батареи; в очень солнечные дни мы будем хранить дополнительное электричество в блоках аккумуляторных батарей.


Примечательно, что Тесла в феврале 2017 года предоставила 100-мегаваттную аккумуляторную систему штату Южная Австралия за 66 миллионов долларов, чтобы помочь справиться с массовым отключением. Неясно, заработала ли Тесла деньги на этой сделке. Однако сообщалось, что за шесть месяцев батарея сэкономила государству 17 миллионов долларов, позволив ему продавать дополнительную энергию в сеть. Недавно Tesla анонсировала Megapack (аккумуляторный блок, который выглядит как транспортный контейнер), большое, полезное решение, которое имеет на 60% большую удельную мощность, чем батарея, используемая в Южной Австралии. Таким образом, миллиарды, вложенные в технологию аккумуляторных батарей для электромобилей (EV), имеют непреднамеренное последствие — снижение стоимости пиковых батарей в электрических сетях.


Существует и еще одна вызывающая тревогу истина. Батареи и возобновляемые источники энергии, как правило, сделаны из природных материалов, которые должны быть добыты, транспортированы, очищены и превращены в готовую продукцию, которая часто далеко не “зеленая” (не-экологически-чистая). Аккумуляторная батарея Tesla весит около 400 кг, но, чтобы ее построить, требуется более 200 000 кг сырья, которое должно быть добыто.


С литий-ионными батареями есть еще одна проблема. Для них требуются кобальт (cobalt) минерал, который находится в земной коре. Но от 50% до 70% (в зависимости от источника) запасов кобальта находятся в Демократической Республике Конго (ДРК), политически нестабильной стране, которая не стесняется бесчеловечного труда и детского труда. Tesla и Panasonic уменьшили количество кобальта, используемого в их батареях; оно снизилось на 60% – батарея модели 3 содержит только 2,8% кобальта (аккумуляторная батарея Volkswagen ID.3 содержит от 12% до 14% кобальта). Tesla и Panasonic недавно объявили, что они работают над бескобальтовой батареей; они заменят кобальт на кремний.


Я должен признаться, что после изучения этой темы я теперь понимаю, почему Джефф Безос (Jeff Bezos) считает, что мы должны добывать минералы на астероидах и стремится потратить все свое богатство Amazon на Blue Origin — его аэрокосмическое предприятие. И SpaceX Илона Маска стремится переместить землян на Марс. Независимо от того, какой путь мы изберем в производстве электроэнергии, мы все равно будем производить при этом много углекислого газа. Тем не менее, электромобили предоставляют варианты (некоторые из них лучше, чем другие), а бензиновые автомобили дают нам выбор только между нефтью или нефтью.


Что будет с нефтью?


Сегодня 70% нефти используется для транспорта. Другими словами, мы производим около 80 миллионов баррелей в день по всему миру. Из них 60 миллионов баррелей идут на легковые автомобили, грузовики и самолеты, а остальное идет на пластмассы, отопление и другие виды использования. По мере того, как электромобили (EV) начнут забирать долю рынка у автомобилей с ДВС, спрос на нефть будет снижаться.


Если через пять-десять лет электромобили (EV) будут составлять 20% от общего количества автомобилей на дорогах, то спрос на нефть упадет на 12 млн баррелей в сутки. Добыча нефти требует значительных первоначальных инвестиций, и поэтому нефтяные компании имеют сильный стимул выкачивать из своих скважин столько нефти, сколько смогут, до тех пор, пока их предельные затраты на добычу ниже цены на нефть. Но превышение предложения над спросом в конечном итоге приведет к обвалу цен на нефть.


Низкие цены на нефть приведут к банкротствам, что в свою очередь приведет к сокращению поставок нефти. Цены на нефть временно стабилизируются, только чтобы столкнуться с дальнейшим снижением спроса, поскольку электромобили (EV) продолжат занимать долю рынка. (В какой-то момент национальные правительства установят сроки поэтапного отказа от автомобилей с ДВС, что ускорит принятие электромобилей (EV). Цены на нефть снова снизятся, и порочный круг продолжится.

Vitaliy Katsenelson

Vitaliy Katsenelson
CEO IMA, является автором книг «Active Value Investing» и «The Little Book of Sideways Markets». Книги были переведены на восемь языков. Журнал Forbes назвал его «новым Бенджамином Грэмом (Benjamin Graham)».


Источник: https://contrarianedge.com


(Перевод: Меркулов Виталий,  «Акционер XXI века» — myinvestpro.ru)


Оценить статью:
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (31 оценок, среднее: 5,00 из 5)

Загрузка... 

Другие статьи на эту тему:

Рискованная батарея Tesla не должна вас беспокоить [Tesla — часть 4]

Как тревога о запасе хода электромобиля превратится в «Золотую лихорадку» EV-зарядных станций [Tesla — часть 3]

Почему обычный автомобиль в сравнении с электромобилем (EV) — как лошадь по сравнению с автомобилем c ДВС [Tesla — часть 2]

Тесла, Илон Маск (Elon Musk) и революция электромобилей (EV) [Tesla — часть 1]

Почему другие инвесторы так предвзяты?

Хотите быть лучшим инвестором? Хватит пристально смотреть на свой инвестиционный портфель

Почему инвесторы на фондовом рынке не должны смотреть бизнес-ТВ

Шесть самых больших ошибок обычных инвесторов

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *